Профессиональный гид. Европейское измерение

Как работает эндаумент? Фандрайзинг и инструменты финансовой устойчивости
Эндаумент (целевой капитал) – это один из инструментов финансовой устойчивости, активно используемый передовыми музеями США и европейских стран. Практические  рекомендации  по  проведению кампании по сбору средств от планирования до завершения и привлечению миллионов рублей для поддержки вашего музея представил эксперт Джон Багли.


«Музеи – это хорошее место, куда можно давать деньги»
Джон Багли, директор Международной консалтинговой компании по фандрайзингу

Джон Багли опытный практикующий консультант по вопросам менеджмента и фандрейзинга, руководитель, преподаватель и тренер.
Международная компания по фандрейзингу работает с самыми разными учреждениями, среди ее клиентов: музей Королевского воздушного флота, Британский музей, англиканский центр в Риме, колледж Элтон, Архив черной культуры (
Black Cultural Archives), а также траст Меридиан и конференц-центр Уилтон Парк.
http://www.internationalfundraisingconsultancy.com/

Новые вызовы – это новые возможности. И мой рецепт успеха для всех музеев – это эндаумент. Эндаумент может дать уверенность в будущем музея. Но за все надо платить, поэтому через несколько лет люди, жертвующие средства для вашего музея, будут задавать  неприятные вопросы. В России наступило время создания ответственного общества. А ответственное общество создается путем привлечения средств и грамотного их распределения в последующем. Нужно учиться проводить исследования, постоянно искать людей, общаться. В общем, заниматься всем тем, чем сейчас музеи совершенно не занимаются. Может, там где вы живете олигархов там нет, но богатые люди точно имеются. Богачи со временем становятся все богаче. И задача руководителей музеев – устанавливать с ними отношения. Ведь музеи – это хорошее место, куда можно давать деньги. Это безопасно и, очевидно, благородно. Еще одна задача музеев – заявлять о себе. Если никто о вас не слышал – никто не даст вам денег. Музеи, «сидящие» на своих коллекциях, о которых никто не знает, в которые никто не ходит – по сути дела, это впустую потраченную деньги налогоплательщиков.


Музей для людей. Открытия

Музей от первого лица.
Европейские и российские эксперты рассказывают о личных музейных маршрутах и сильных впечатлениях от посещения музеев. Куда они предпочитают идти с семьей? С коллегами? Какой уникальный опыт и где можно получить?

Сэм Хант, директор Ассоциации независимых музеев Великобритании

Ассоциация независимых музеев (
AIM) – организация, которая обеспечивает поддержку независимых музеев Великобритании и представляет их интересы на национальном уровне.
Сегодня в ассоциацию входят как небольшие организации, в которых работают преимущественно волонтеры,  так и крупные благотворительные фонды, которые взаимодействуют почти с половиной музеев Великобритании.
Ассоциация независимых музеев Великобритании – авторитетная и уважаемая структура, которая занимается консалтингом в области национальной политики и способствует развитию собственной профессиональной сети.
http://www.aim-museums.co.uk/

Я работал с музеями Великобритании около 30 лет. За все это время я отвечал за самые разные направления музейной деятельности: от непосредственной работы с выставочными объектами, до работы с партнерами. Когда я иду в музей я одновременно оцениваю его с двух позиций: профессиональной и личной. О профессиональной точке зрения можно говорить бесконечно. А если расценивать меня, как обычного посетителя, то тут все просто. Есть несколько аспектов, которые важны для меня. Во-первых, я хочу чтобы музей меня впечатлил. Музей должен давать представление о масштабе. Человек, придя в музей, должен понимать как он мал по сравнению с историей. Это любопытно.
Во-вторых, как бы ни было это парадоксально, но не я должен быть впечатлен музеем, а мои дети. Им интересно представлять, как они могут быть съедены, скажем, доисторическим животным. Музеи должны давать повод для игры воображения. Хирургические приспособления средних веков можно поместить под стекло в темном углу зала, а можно разыгрывать с ними спектакли, передавать из рук в руки, сидя в кругу на исторических вечерах, слушая про обычаи того времени – это два совершенно разных подхода.
Также, приходя в музей, я хочу видеть, какое происхождение у объектов, представленных на выставке. Я считаю, что картина должна оставаться там, где она написана, потому что тогда она имеет больший смысл. Обеспечивать контекст, бэкграунд – вот одна из основных обязанностей музея. Без этой важной части музейной работы, все остальное просто не представляет смысла.
И еще на что я бы хотел обратить внимание, так это на то, как важна связь музея с настоящим. С этим можно поступать по-разному. Например, надписи на стене Музея военной истории, оставленные солдатами, служащими в Афганистане – это хороший пример связи между экспозицией и настоящим времени. Когда такие истории связывают прошлое с настоящим – это потрясающе.
Из отличных музеев, музеев у которых стоит учиться всем остальным, я могу привести в пример Музей Корнуелла, Музей телеграфов в Великобритании, или Музей истории Кардифа. Последний пример – это особый случай. Это история города, но рассказанная очень необычным способом. Это свежий взгляд на интерпретацию истории города.
И последнее. Важно помнить, что музеи в первую очередь существуют для людей. Публика должна контролировать музеи, а не кураторы. Сайты – это хорошая вещь. Почему бы не позволить людям оценивать работу музеев онлайн?


«Экономика отношений с аудиториями»

Может ли музей пользоваться бизнес-моделями для своей деятельности? Как музей может получать доход? Своим опытом делится руководитель маркетинговой программы Музея истории Амстердама (Нидерланды).

Бьерн Стенверс, директор по маркетингу Музея истории Амстердама

Бьерн Стенверс – директор по маркетингу в музее истории Амстердама и всех его филиалов. Бьерн занимает пост председателя Консультационной группы по маркетингу в Совете по туризму и собраниям Амстердама, а также является членом Правления Нидерландской ассоциации культурного маркетинга и коммуникации.
В сфере интересов Бьёрна – бизнес-модели в деятельности европейских музеев, лучший опыт которых он стремится воплотить в музеях Нидерландов. Бьёрн придерживается мнения, что именно европейские музейные бизнес-модели и схемы финансирования являются самыми эффективными в современных экономических и политических условиях.
http://www.amsterdammuseum.nl/

Когда люди приходят в музей или в библиотеку – я наблюдал это и в России, и в Азии – они делают это традиционным, старомодным способом: все должны сохранять тишину, руками объекты трогать нельзя, люди не должны фотографироваться. Все это не коммерческий и не рекламный подход. Да и вообще это не хороший подход. В своей работе я попытался преодолеть эти стереотипы. Когда я пришел работать в музей – это был Исторический музей города Амстердама – я постарался не следовать всем этим традиционным путям существования музеев. Прежде чем создавать новый музей или проводить изменения в старом музее, нужно определиться с целевой аудиторией. Музеи и библиотеки  – это культурные места, которые должны делиться с людьми счастьем и давать им вдохновение.
Музеи предполагают некое пассивное поведение посетителя. В своей музейной деятельности я в первую очередь пытался преломить эти стереотипы у своего персонала. Когда я пришел в музей, я начал думать – с чего бы начать изменения? И я увидел, что наши смотрители залов выглядят как полицейские. Я понял, что нужно вообще отказаться от униформы, добавить в музей больше гостеприимства. Потом я начал работать с потенциальной аудиторией через интернет. Мы меняли наш сайт два раза – все для того, чтобы сделать его более дружественным и понятным для людей. Конечно, сначала нам сайт сделал чей-то племянник, как принято. Но когда за месяц у нас было всего 30 000 посещений, мы поняли, что надо что-то делать – и тогда над сайтом работали уже восемь молодых людей-профессионалов. После этого мы поменяли наше название. И он стал не Историческим музеем города Амстердама, а Музеем Амстердама. Мы немного добавили звучания в название и интерес к музею увеличился. Музеи должны стать проще. И особенно хорошо, когда музеи держатся вместе – так они сильнее, так они представляют собой единое целое.
Я не очень многому учусь в самих музеях. На музеи я смотрю глазами маркетолога. Я учусь вне музеев и привношу идеи в музейный сектор. Мне нравится учиться у вещей, расположенных на открытом воздухе. Я много обращаю внимание на парки развлечений. В парках работают молодые кураторы – они всегда в курсе тенденций. Музей не всегда дает положительные эмоции – и это не очень хорошо. Иногда музеи опускают с небес на землю, а парки развлечений всегда дают положительные эмоции. Что мне действительно не нравится в музеях – я не могу найти вход в них. Это проблема. Я не понимаю по какой причине 80 процентов музеев и библиотек прячут свой вход. Посмотрите, какой яркий вход в парке развлечений! Туда хочется войти.
Любимый музей – это Галерея Тейт. Помимо того, что придя в галерею, можно не сомневаться, что именно там вы найдете самые актуальные выставки, последние тренды – они еще и активно работают с формой подачи материала. У них, например, есть маршрут на катере. Кстати, во многих музеях можно арендовать велосипед, насладиться экспозицией и потом поездить по окрестностям и увидеть бэкграунд. А если вы не можете уехать из своей страны, то можно использовать гугл. У всех есть гугл. Сейчас многие музеи имеют виртуальные туры, многие места можно посетить онлайн. Вообще для того, чтобы сложить полную картину, нужно испытать и онлайн-ощущения, и физические.


Поделиться:

Организаторы
Благотворительнй фонд В. Потанина Министерство культуры Российской Федерации
Оперативное управление
Ассоциация менеджеров культуры
Генеральный информационный партнер
Радио России
Информационные партнеры
Портал "Профиль" Радио «Культура» ГРК «Радио России» Журнал "АРТГИД" Журнал «Справочник руководителя учреждения культуры» Журнал «Музей» Журнал ДИ «Диалог искусств»